Салыгин Иван Иванович

1924
«Я родился 21 января 1924 года в селе Николаевка Ростовской области.
Будучи работником речного флота, работал с начала войны на Дону до 23 июня 1942 года, а затем примерно месяц под городом Сталинградом на пристани
Калач, до начала ее обстрела немцами. Позднее направлен на озеро Балхаш, где работал матросом до конца сентября 1942 года, во время шторма баржа была разбита о береговые камни и затонула.

А в первых числах ноября 1942 года, придя в Илийский райвоенкомат города Талгара в Казахстане, я добровольно ушел в армию. Направлен я был в город
Пугачевск, прошел там месячные курсы на пулеметчика первого номера пулемета «максим» и назначен в маршевую роту. При построении командующий скомандовал всем солдатам 1924 года рождения выйти из строя на 5 шагов вперед, вышло 7 человек. Нас заменили другими, а после беседы меня направили в город Петровск Саратовской области, где я попал на курсы радистов, откуда добровольно попросился радистом в авиаполк (куда, якобы, срочно нужны радисты), но когда нас привезли в аэропорт города Энгельс, там самолетов уже не было, и нас направили по артполкам.

Там я попал в 466-й минометный полк РГК (резерв главного командования), где был радистом в управлении разведки полка. Полк наш на автомашинах, своим ходом из Саратовской области был переброшен под город Тулу, где в 19-ти километрах от Тулы был рабочий поселок Косая Гора, занятый немцами.

Мы, совместно с другими частями, освободили этот поселок и около месяца жили в блиндажах, потом пошли по приказу через города Старый Оскол, Новый Оскол, Ясная Поляна и в составе Степного фронта вступили в бои на Орловско-Курской дуге. Там бои были очень «жаркие», приходилось и наступать, и отступать, т.к. среди немецких частей были власовцы, которые бились за «самостийну Украину». Нам приходилось не только поддерживать пехоту, но и самим освобождать, без пехоты. Так мы освободили рабочие поселки – Старая и Новая Рябиновка. А в последнем бою, 23 августа 1943 года, когда мы удерживали перерезанные железнодорожные и шоссейные пути отступления немцев из города Харькова, я был тяжело ранен. Меня подобрал на свой «виллис» командир 21-го гвардейского полка и доставил в медсанбат, если бы не он, я бы, возможно, погиб от большой потери крови.

В первый день непосредственного вступления в бой на Орловско-Курской дуге, когда наш полк был брошен на ликвидацию пропыва, на нас бросили 27 юнкерсов, которые начали бомбить; машинам пришлось остановиться в поле. На поле был убит замполит, ехавший на нашей машине. Я скомандовал направить все машины в овраг, в результате мы потеряли две машины, но не дали пройти двум бронетранспортерам и уничтожили четыре машины немцев с пехотой. За что впоследствии я был представлен к ордену, но получил медаль «За отвагу». После тяжелого ранения, пройдя несколько эвакогоспиталей, попал в город Кирсанов Тамбовской области, где проходил лечение до 10 января 1944 года. Затем был признан годным к нестроевай службе и был направлен в БАО (батальон аэродромного обслуживания), где прошел путь по Смоленской и Брянской областям, обслуживая авиацию. В городе Брянске, обслуживая ночных бомбардировщиков, мы стояли в 7-ми километрах от немецких позиций и были замечены их «рамой».
Там я был легко ранен и контужен, и меня доставили в город Воронеж, где мне сделали восстановительную операцию на руке. После излечения признали инвалидом войны и направили домой. Когда я вернулся, в военкомате меня направили на работу в спецсвязь, где я работал сначала фельдъегерем, а потом инспектором областного отдела связи города Ростова-на-Дону, а в сентябре 1945 года был направлен в город Кенигсберг для организации органов спецсвязи, где организовал органы спецсвязи в городе Тильзит (Советск) и в городе Гранд (Зеленоград). В мае 1946 года вернулся на Дон, Пристань-Лиски, но на пароход из-за инвалидности не взяли и я был вынужден завербоваться шахтером на Урал в город Полевской, на шахту Зюзелка.

В 1947 году уволился с шахты, хотел уехать на родину, но, приехав на вокзал, увидел объявление, что нужны для работы в охране стрелки. Условия меня устраива-
ли (бесплатное питание, обмундирование, жилье и 100-140 рублей з/п в месяц). Я с большим трудом прошел комиссию и поступил в железнодорожную охрану, где и проработал 13 лет, пройдя путь от стрелка до начальника команды. Получил несколько поощрений и был занесен в Книгу Почета. Переводом перешел работать в Кузинскую дистанцию связи, окончил курсы дортехшколы на отлично (правда, с одной оценкой «хорошо») и стал электромехаником СЦБ. Затем поступил в железнодорожный техникум (заочно) на радиста, но со второго курса по заключению невропатолога – возвратная контузия – пришлось бросить.

Проработал в дистанции 25 лет. Получил несколько поощрений и был занесен в Книгу Почета. На моем участке проводилась школа передового опыта работы. А ведь инвалидность с меня никто не снимал, я, кроме своей работы, работал и дружинником, и неосвобожденным председателем месткома. А, уйдя на пенсию в 1986 году, был избран председателем узлового Совета ветеранов, где работал 15 лет, возглавляя организацию общества Красного Креста Свердловской ж/д и общество инвалидов на общественных на- чалах, за указанную работу было присвоено звание Почетного железнодорожника.

В настоящее время я имею награды: Орден Отечественной войны I степени, медали «За Отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», «Ветеран труда» и 10 юбилейных медалей».
Click to order
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон