Саначев Михаил Данилович
Помощник машиниста паровозного депо станции Верещагино.
Командир танковой роты 94-го танкового батальона, 51 танковой бригады.
Звание Героя Советского Союза присвоено 13 сентября 1944 года
В детстве Михаил Саначев мечтал выучиться на агронома и работать на родной земле, как его деды и прадеды. Но судьба распорядилась иначе. В Верещагинской школе ФЗУ он получил профессию помощника машиниста паровоза и пришел на железную дорогу. Его железнодорожный стаж оказался невелик – так распорядилась судьба. В1939 году его, уже 23-летнега парня, призвали в армию. Сначала служил на западной границе, потом был направлен в танковое училище, которое окончил за считанные дни до нападения гитлеровской Германии на нашу страну. И уже с первых дней войны он – на передовой. В качестве политрука (была у него и такая должность на войне), потом командира танковой роты он прошел много фронтовых дорог: защищал Москву, сражался на Орловско-Курской дуге, под Кенигсбергом. Не раз горел в танке, но всегда оставался в живых и продолжал бить врага до последнего бое припаса.

15 1944 году за освобождение украинского города Умани Михаилу Даниловичу Саначеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Наверное, это самая яркая страница в его фронтовой биографии. Вот как это было.

Третий день наши танкисты вели бой с фашистами у деревни Чижовка, лежавшей на пути к Умани. Из тесной башни «тридцатьчетверки» командир роты поглядывал в смотровую щель на панораму стихающего сражения. Чижовка превратилась в пепелище. Еще не успел он остыть от этого затяжного боя, как ему дали повое боевое задание – возглавить ударную группировку, которой предстояло ночыо обходным маневром подойти к Умани. В необозримом поле танкисты случайно обнаружили немецкий аэродром.

Немногочисленная охрана аэродрома в испуге разбежалась. Три вражеских «юнкерса» были раздавлены с ходу. Не останавливаясь, танки и самоходки двинулись дальше.

Глубокой ночью колонна подошла к южной окраине Умани. Утопая в грязи, Саначев шел впереди, указывая путь, по которому могли пройти машины. По кустарнику, через сады и дворы, ударная группировка вышла в центр города и остановилась в нескольких метрах от Софийского парка.

Не ожидая столь дерзкого маневра противника, да еще в кромешной темноте, немцы, очевидно, приняли наши танки за свои и не подняли тревогу. И Саначев поспешными действиями не стал возбуждать их подозрение – дал возможность городу хорошенько заснуть.

Лишь на рассвете, в самый глухой час, командир подал условный сигнал, и пять орудий открыли ураганный огонь. Земля ходила ходуном, как будто «тридцатьчетверки» стояли в эпицентре девятибалльного землетрясения.
Из глубины улиц к площади стали подтягиваться немецкие самоходки и «пантеры». Завязался тяжелый, изматывающий бой.

К девяти часам утра командир танковой роты Саначев лично подбил шесть вражеских машин. Немцы то и дело поднимались в атаку, пытаясь подобраться к нашим «тридцатьчетверкам». Кой не прерывался ни на минуту.

Неожиданно к танку Саиачева сбоку подползла «пантера». Заметив вражеского «зверя», командир развернул башню и стал хладнокровно наводить орудие на черно-белый крест. Два орудийных выстрела прогремели одновременно, и оба танка вспыхнули как свечки.

Экипаж машины Саначева быстро вылез наружу. Немецкая пехота стала окружать танкистов. Скатившись по броне на землю, Михаил стал гасить промасленный комбинезон. Огненные языки захлестывали Безжизненную машину.

Михаил метнулся в ближайший дом. Несколько немецких солдат забежали следом. В доме прозвучали автоматные очереди, и через несколько секунд нз окон вырвалось пламя.

...Саначев очнулся в полной темноте. Ну и вид! Комбинезона нет и в помине, одни лохмотья. Гимнастерка разорвана. Навстречу ему шел старик.

– Кто в городе? – спросил Саначев.
– Наши, русские!
От полноты чувств Михаил расцеловал старика.

...Танковому батальону под командованием Героя Советского Союза Михаила Саначева было приказано с ходу овладеть немецким населенным пунктом Вустермиу и до подхода главных сил удерживать перекресток важных шоссейных дорог.

Ночью танкисты ворвались в село, сломав вражескую оборону. В короткой, но ожесточенной схватке были уничтожены пять «тигров», семь бронемашин, захвачено несколько автомашин с военным имуществом.

В мирное время Михаил Данилович служил военкомом в подмосковном городе Балашихе.
Click to order
Cart
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон