Коняев Аркадий Николаевич
Счетовод паровозного депо Серов-Сортировочный.

Воевал на 1-м Украинском фронте. Лично сбил 17 вражеских самолетов. Звание Героя Советского Союза присвоено 26 октября 1944 года.

Счетоводом работал в родном Надеждинске будущий военный летчик. В 1939 году Коняев покинул город, как оказалось, навсегда. Его призвали в армию, и он, питомец аэроклуба, пошел в летное училище. А после училища сразу – война. Он воевал на истребителях, был командиром эскадрильи, полка, истребительной авиационной дивизии; совершил 247 боевых вылетов, провел 65 воздушных боев, лично сбил 17 вражеских самолетов. В военной авиации служил оп до 1953 года, а после демобилизации ни в г. Серов, ни к профессии счетовода не вернулся. Жил в Виннице и умер в 1993 году.

А как он воевал – он успел рассказать сам.

28 июля 1943 года. Я – заместитель командира 32-го истребительного авиационного полка воздушной армии. Группе самолетов в составе восьми ЯК-7 приказано сопровождать самолеты ИЛ-2 на штурмовку в район Каменного Лога (Белгородское направление).

Эго был мой первый боевой вылет. В воздухе – сотни вражеских и наших машин. Самолеты-штурмовики, которые мы сопровождали, ворвались в «огненный рой» и вошли в пикирование. Приходилось решать двойную задачу: не терять из виду штурмовики и в то же время не отрываться от своих. И все-таки я не удержался в группе. Оторвались мы с моим ведомым, лейтенантом Окружным, в тот момент, когда впереди почти в самом прицеле распластался силуэт «мессершмитта».

Очередь! Снова нас атакуют. Инстинктивно бросаю взгляд на приборы, вижу, что стрелка показателя бензина почти на нуле. Даю сигнал ведомому, и мы крутым пикированием покидаем район боя.

Вечером на разборе командир авиаэскадрильи капитан Павел Чернов сначала пожурил меня за недостаточную осмотрительность, а потом подошел, похлопал по плечу и, улыбаясь, похвалил.

12 августа 1943 гола. Очередной, но уже не первый в этот день, боевой вылет на прикрытие наших войск в район Ахтыркн. Восьмерку наших ЯКов возглавлял командир полка майор Петрухин. Парами подошли в район действия. Пункт наведения (как мы называли – «земля») передал, что в воздухе спокойно. А в это время я и мой ведомый, находясь на высоте 2 500 метров, заметили чуть ниже и в стороне две точки в воздухе. Присмотревшись, узнал «мессершмиттов», идущих параллельным курсом. Передаю по радио ведущему группы, что вижу два самолета противника, и одновременно разворачиваю машину. Четверка самолетов – два ЯКа и два «мессершмитта» цепочкой, преследуя друг друга, вступили в смертельную схватку. Нервы напряжены до предела. И вот я иду по внутреннему кругу. Фашист в прицеле. Еще момент на упреждение, и рука автоматически нажимает гашетку. Мы с напарником остаемся на высоте, продолжая глубокий вираж, а внизу, в пламени, оставляя за собой шлейф густого дыма, мчится к земле фашистский стервятник. Другой, видя гибель своего ведущего, круто пикирует, уходит на запад.

Вот когда я почувствовал радость победителя!

20 августа 1943 года. Четверка наших ЯКов, уже под моим командованием, вылетела на сопровождение девяти штурмовиков ИЛ-2 в район Ахтырки. Когда штурмовики заканчивали последний, третий, штурмовой заход, выше нас метров на 1 000, возвращаясь на запад, показалась армада немецких бомбардировщиков в сопровождении нескольких групп истребителей – «мессершмиттов» и «фокке-вульфов».

Штурмовики один за другим цепочкой выходили из атаки и, постепенно догоняя друг друга, становились в строй. Лишь один ИЛ-2 явно отставал от группы. Стало ясно, что он не сможет продолжать полет и вот-вот начнет приземляться. Так или иначе, нужно было прикрыть отстающего, не теряя при этом из виду основную группу. В этот момент сверху «посыпались» истребители противника. Атака не принесла врагу успеха. Вслед за «фоккерамн» появилась восьмерка «мессершмиттов». Она направлялась в атаку на отставший, подбитый зениткой ИЛ-2.

Трудно описать все напряжение этого боя. Я инстинктивно бросал самолет из одной фигуры в другую, то уходя от огня, то атакуя первый попавшийся самолет врага.

Но вот немцы снова «навалились» на штурмовик, не оставляя в покое и меня. Бросившись на «мессершмитт», преследовавший машину, я «прошил» его очередью, когда он выходил из атаки. Моя же машина имела 32 нулевые пробоины.

Четверка ЯКов успешно справилась со своей задачей. Ведя бой с 20 истребителями противника, она сбила три самолета врага, сохранив свои штурмовики.

Click to order
Cart
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон