Осипова Нина Аркадьевна
«Война! Более 60 лет прошло с ее окончания, а при воспоминании об этих днях и годах мурашки пробегают по коже.
Мне шел двенадцатый год, когда она началась. Я закончила 4-й класс в нашей 56-й школе. 23 июня с нашего вокзала станции Егоршино мы уже провожали на фронт моего дядю, Микрюкова Геннадия Михайловича. От него было одно-единственное письмо из Москвы и до сих пор ничего о нем мы не узнали – пропал без вести. Не вернулись с войны еще два моих дяди, и о захоронениях их тоже ничего не известно.
С началом войны как-то сразу ушло наше беззаботное, веселое детство с нашими играми: в лапту, в муху, в лунки, в сыщики-разбойники и многие другие.

Мы сразу стали взрослыми. Закончив 5 класс, я уже летом пошла работать в ЕРЗ (в войну это был завод № 626). Работали, как взрослые, по 8 часов в дневные и ночные смены. Ночью так хотелось спать, а надо было выполнить норму сбора деталей (а делали мы к шлемам танкистов колодочки). Уж сколько была нор-
ма – не помню, но выполняли.

Жили голодно. Идешь на работу, берешь с собой пару вареных картошек и морковок 2-3 – это ужин или обед. Хлеба давали по карточкам 300 граммов, ели
на ужин вечером дома с какой-нибудь похлебкой, которую варила бабушка. Заправляли такую похлебку лебедой, крапивой и, конечно, незаменимой в войну
– картошкой.

Картошки садили много: соток 10-20. Ее надо и посадить, и окучить, и выкопать. Нас с сестрой от этого не освобождали, конечно. В 1943 году в сентябре умер наш отец (он был болен и его на фронт не взяли).

Жить стало еще труднее. Мама работала, мы больше были с бабушкой. Она нам с утра давала задание, что делать, и мы это делали. Работы хватало с утра до вечера.

В огороде пололи, в поле картошку окучивали. Надо было в лес ходить. Грибы, ягоды – это тоже поддержка к еде.
Зимы стояли холодные. Одежда плохая. Мама что-то подделывала, чинила, в том и ходили. Дед валенки подшивал.

С дедом и бабушкой пилили дрова, когда дед был в поездке (он машинистом работал), мы их заготовляли с бабушкой. Бабушка иногда колола, а мы в дом носили, воду из колодца таскали.

Жили голодно, холодно, но как бы тяжело ни было, учиться очень хотелось. Учились старательно. Писать – тетрадей не было, писали на книжках между строк.

В школе тоже выполняли работу. Отопление было печным, в классах стояли печки-голландки. Топили их «Жили голодно, холодно, но как бы тяжело ни было, учиться очень хотелось. Учились старательно. Писать – тетрадей не было, писали на книжках между строк.» по ночам уборщицы. А вот дрова к печкам приносили
дежурные по школе, по классу. Дрова и пилили, и кололи – тоже не без помощи учеников.
Даже помню такой случай: ездили на товарном поезде в Азанку (станция такая) осенью. Грузили дрова в вагоны, потом, когда их привозили на станцию и выгружали в тупике (это недалеко от школы был тупик) , мы их возили к школе.

Как бы трудно ни было, а почему-то жили дружно, заботились друг о друге, помогали в учебе. У нас даже учебники были на несколько человек. Их распределя-
ли по улицам, кто живет ближе друг к другу. Учились мы в здании 2-этажном, где сейчас начальная школа.

Когда у нас в Егоршино был организован госпиталь, нас перевели учиться в старое здание (оно теперь снесено, в связи со старостью, наверное). Когда госпиталь перевели в другое место (его эвакуировали), то мы все школьные парты перетаскали из одной школы в другую на себе без всяких жалоб.

Тяжело жили в войну, трудно, голодно, холодно. Каждый день слушали радио. Радовались за победы, скорбели о погибших и ждали с нетерпением конца войны.

А когда утром 9 мая 1945 года радио объявило об окончании войны, то все ребята нашей школы бежали (летели!) в школу. Сколько было радости, слез, переживаний за тех, на кого уже пришли похоронки. А из нашей школы, после экзаменов в 10 классе, ушли на фронт ученики и не вернулись – погибли. Вечная им слава! О них в нашем музее школьном все есть.

Война, война! Унесла ты наше детство. Было оно, конечно, без радости, хотя успевали и поиграть, но как-то все не так, как до войны.

А юные годы ушли на работу. Кто-то сумел выучиться в техникуме, в институте, а кто сразу после школы уходил работать.

Я в 1945 году, после окончания 8 класса, уехала в Свердловск в педагогическое училище. Училась там 3 года. Стипендия была на 1-м курсе – 8 рублей, на 2-м
– 10 рублей, на 3-м – 12 рублей. Из дому на неделю было ведро картошки, да бидон молока. Вот это и все.

Хлебные карточки еще долго после войны были. Нам давали по 300 граммов. Мы их съедали сразу за один раз, а потом картошка.
Но на судьбу не жалуемся. Нашли в себе силы выучиться и отработать по 40 лет. Никому не желаю ни нашего детства, ни юности нашей. Будьте счастливы, учитесь,
не ленитесь. Не дай Бог вам того, что пережили мы! Пусть наши дети, внуки, правнуки, праправнуки никогда не узнают, что такое война.
Счастья всем! Успехов в учебе, работе и всего самого доброго».
Click to order
Cart
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон