Лекомцева Тамара Егоровна
1929
Родилась 21 декабря 1929 года.

Декабрь 1929 года, Удмуртия, Кезский район, станция Кез, деревня Адямигурт. В семье крестьянина Егора Федоровича Белослудцева и Анны Николаевны родилась в деревенской баньке «по-черному» девочка, ее назвали Тамара. Как и все крестьянские дети, с ранних лет познала она повседневный, тяжелый труд.

Подросла, пошла в местную школу, закончила четыре класса, а в пятый – нужно идти в другую школу. Там потребовали свидетельство о рождении, а у Тамары его еще не было. Повезли родители на лошадке Тамару в район для получения документа. А там спрашивают, когда родилась.

Родители хорошо помнят, что это был декабрь, перед Новым годом, а точно назвать не могут. Церковь к тому времени уже была закрыта, а в райцентр не возили. Отправили Тамару в медицинское учреждение для подтверждения даты рождения. Как определить?
Поставили на весы и взвесили, ростомером определили рост, расспросили родителей. А дальше что? Один из медиков предложил: «Давайте запишем 21 декабря, весь Советский Союз будет отмечать ее день рождения». На этом и сошлись. Так, у Тамары Егоровны Белослудцевой появилось свидетельство о рождении, где зафиксирована дата рождения – 21 декабря 1929 года.

Только закончила Тамара пятый класс, началась Великая Отечественная война, тут уж не до продолжения учебы. В колхозе работать стало некому, а урожай убирать нужно, скот колхозный постоянного ухода требует, пошла работать в колхоз.

Весной 1942 года в колхоз поступила разнарядка – направить пять конных подвод на строительство железной дороги, коновозчик должен иметь при себе лопату. Кого направить, ведь колхоз и так еле справляется с работами? Вот и отправил председатель колхоза пять девчонок, остальные в колхозном хозяйстве ой, как нужны, да и как от семьи оторвешь? Тамара, колхозница, стала строителем железной дороги.

Определили девочек в бригаду по прокладке второго пути от моста через Каму в сторону Кирова. Ведь фронт требовал грузы, а они продвигались медленно, однопутка не справлялась. Прибыли откомандированные и из других колхозов, такая же «гвардия». Всего набралось 70 человек, соответственно 70 конных подвод и 70 лопат. Командовать был назначен опытный железнодорожник дядя Федя, имеющий бронь, эвакуированный из г. Белая Церковь (Украина).

Бригаде было поручено возить грунт для устройства земляного полотна (накопать, погрузить в телегу, привезти, вывалить – и так весь световой день). Ладони рук от такой работы были все время в мозолях, иногда и в кровавых. Отдохнуть успевали, когда требовалось покормить лошадь. Для этого ее распрягали, один конец вожжей цепляли за ее узду, а второй – привязывали к своей руке. Таким образом, конь всегда был при хозяйке и кормился свежей травой, а она в это время отдыхала. Жили в теплое время сезона во временно сделанных шалашах, а в прохладное – в домах или банях жителей близлежащих деревень. Добрые, понимающие люди всегда были рады предоставить скромный уют и даже делились едой. На укладке пути работали эвакуированные из Ленинграда женщины, а позднее на некоторых участках и военнопленные немцы, венгры. Так продолжалось три сезона (ежегодно с апреля по ноябрь), рельсы успели уложить до станции Кез.

По любому сданному участку пути сразу начиналось движение поездов (от разъезда до разъезда примерно 9 км). «Вот тебе, Гитлер! – приговаривали мы, забивая костыль в шпалу». В качестве заработка родной колхоз ежемесячно выдавал по 16 кг муки, но часть этого достатка Тамара отправляла домой, в этом нуждалась мама-инвалид. Тамара Егоровна вспоминает: «Хороший был бригадир дядя Федя, как родной отец для нас. Будил нас в 4-5 часов, а к этому времени у него уже были приготовлены по два ведра горячего напитка (он его называл взвар, это настой на различных травах и их корневищах, на листьях и хвое деревьев). Пока не выпьешь кружку этого горячего напитка, он не отпускал на работу. Может, благодаря этому никто из нас не болел все три сезона, а ведь трудились все время под открытым небом. А вот когда он отдыхал и спал сам – для нас это было тайной».

Отработав третий сезон, Тамара отвела лошадь в колхоз, а лопату умышленно оставила на месте работы.
На следующий день пришла обратно к дяде Феде и сказала: «Как солдат не имеет права оставить винтовку в окопе, так и я не могу оставить лопату, не достроив дорогу. Примите на работу». Дядя Федя, обняв меня, заявил: «Ты колхозница, да и лет тебе мало, могу принять только временно на один месяц, пиши заявление». «Так почти три года я каждый месяц писала заявление.

За эти три года сумели уложить рельсы от станции Кез почти до станции Котельнич. Через низины, топи и болота делали гати, а уже по ним делалась насыпь, при этом грунт и балласт таскали носилками. Гатили, как правило, в зимний период. Шпалы таскали вшестером по одной штуке, положив ее на три палки, а когда было уложено звено рельсов, то по ним волоком, с помощью веревок (все полегче). Рельсы, длиной по 12 метров, таскали волоком с помощью веревок с крюками. Крюк служил для подцепления рельса через отверстие».

Навстречу шли горьковские строители. «Золотой» стык был на станции Оричи. Тамара Егоровна говорит: «Мне было доверено забить "золотой" костыль. Дядя Федя при этом встал у противоположного рельса. Договорились, если я буду делать все правильно, то он будет медленно сжимать кулаки. Не подвела, забила костыль за восемь ударов. Дядя Федя сказал: "Молодец, дивчина!". Наградили меня Почетной грамотой, а я подумала – лучше бы подарок дали, например, чулки. Ведь мне 2 августа на свадьбу к подружке, а чулок нет».

Работать путейцем Тамара прекратила в ноябре 1948 года. 24 октября 1954 года в составе СМП-386 она прибыла на станцию Егоршино. Три года жили строители в вагонах, которые стояли в тупике напротив промкомбината. Тамара Егоровна работала 25 лет в комплексной строительной бригаде (от котлована и фундамента до сдачи объекта «под ключ»), все строительные профессии довелось познать.

По состоянию здоровья была вынуждена перейти на более легкий труд в ШЧ-15, где и работала до выхода на пенсию. Ее официальный трудовой стаж согласно трудовой книжке – более 49 лет, в ней зафиксировано 36 поощрений.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», «Ветеран труда», несколькими юбилейными медалями; значками «Ударник коммунистического труда», «Победитель соцсоревнования 1980 г.».

В конце нашей беседы Тамара Егоровна сказала:
«Жизнь удалась. Мне везло на хороших, добрых людей. Я с такими людьми согласилась бы повторить все заново».

А почему медиком было предложено считать днем ее рождения 21 декабря, она догадалась только 5 марта 1953 года, в день смерти И. В. Сталина.
Click to order
Cart
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон