Цыганова Лидия Тимофеевна
1930
Начальник планово – экономического отдела Сургутского отделения Свердловской железной дороги. Ветеран желез транспорта 31 год.

Родилась 11 апреля 1930 года в г. Можайске Московской области в семье железнодорожника. Отец работал кузнецом в дистанции пути, мать – домохозяйка, детей было трое. Мы жили в своем доме, вели свое хозяйство. Жили небогато, но были дружны и счастливы.

Помню, 22 июня 1941 года прибегает папа и говорит: «Война, фашистская Германия напала на Советский Союз, и уже бомбят наши города». Это была трагедия. Началась мобилизация в армию. В нашей школе был призывной пункт. Мой отец, как железнодорожник, имел бронь, но ему тоже было нелегко. Враг старался бомбить станции, поэтому приходилось после налета восстанавливать пути, тушить пожары. И каждый день по радио объявляют: «Воздушная тревога», – и мы все бежим в бомбоубежище. Налеты становились все чаще и нас, детей, отправили в деревню, к родственникам – там было спокойнее. Фашисты наглели, занимали наши города и продвигались к Москве. Расскажу один эпизод: Однажды мы с бабушкой шли по тропинке в другую деревню, и вдруг летит самолет с фашистскими свастиками, да так низко, что видно двух летчиков. Летит прямо над нами и стреляет по нам. Рядом был лес, и мы в него побежали, а фашист кружит над лесом и стреляет. Мы стоим под деревом, а пули вокруг нас было очень страшно. Немцы упорно продвигались к Москве. 13 октября 1941 года немцы были в 200 км от Можайска, обстрелы продолжались днем и ночью. Женщин и детей решили эвакуировать. Погрузили нас в грузовые вагоны, и тут начался налет. Станция была забита составами с ранеными. Немецкие самолеты летели низко и обстреливали. Люди, кто мог, бежали кто куда, пытаясь спрятаться.

Из Москвы нас отправили в эвакуацию, а куда, никто не знал. Ехали мы почти месяц. 5 ноября 1941 г. нас высадили на ст. Джусали (Казахстан, Кзыл-Ординская обл.) Взрослым надо было устраиваться на работу, чтобы получить хлебные карточки, по которым полагалось 300 граммов хлеба на человека. Жилье надо было искать самим. Моя мама устроилась в дистанцию пути. Стали жить мы на разъезде. Кругом степь и одна казарма на 4 семьи (4 квартиры). В одну из комнат поселили три семьи: три мамы и 6 детей (5 мальчиков и я, одна девочка). Никаких удобств, спали на полу. Воду привозили в цистерне один раз в неделю. Начались морозы до 30 градусов, топлива мало. Хлеб тоже привозили один раз в неделю. Мы там прожили 3 месяца, дети начали болеть, никакой больницы не было, лекарств тоже. Мы с мамой уехали обратно в Джурсалы.

Мама стала работать на заводе, где делали снаряды. Снимали у казахов комнатку, раньше казахи держали там скот. Помыли, почистили и жили. Зимой мерзли, летом изнывали от жары. Испытывали голод, продуктов не хватало. Когда старшему брату исполнилось 14 лет, он тоже пошел работать. Работал по 12 часов на станке, точил детали к снарядам. От голода у нас с братом началась болезнь: куриная слепота.

Это было ужасно. Там мы прожили до июля 1943 года. Можайск освободили 20 января 1942 года. Наш дом, к счастью, остался цел. Надо было начинать жизнь сначала. Еще долго шли эшелоны с ранеными солдатами, в семьи приходили похоронки. У меня погибло три двоюродных брата, которые ушли на фронт с первых дней войны. До войны я окончила три класса. Пошла учиться сразу в пятый класс. В школу ходила в папиных ботинках 40 размера и телогрейке. Летом, как только мы вернулись из эвакуации, работали в совхозе: пололи грядки, окучивали и пололи картошку.

Денег нам не платили, но осенью давали овощей: Несмотря на трудности, мы верили, что победим.

И вот 9 мая 1945 года пришла наша долгожданная Победа. Помню, был теплый солнечный день. Все кричали «ура», обнимали друг друга. Жить стало веселее, жизнь налаживалась. Самое большое желание – чтобы никогда больше не было войны.
Click to order
Cart
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон